БРК за 20 лет превратился в главный институт диверсификации экономики Казахстана

В последние 20 лет тема «ловушки среднего дохода» стала одной из самых популярных в дискуссиях об экономической эволюции развивающихся стран. Ловушка среднего дохода – это экономическая ситуация, при которой страна достигает определенного уровня подушевого ВВП и застревает на нем.

Как правило, динамика доходов в развивающихся странах останавливается в связи с ростом заработной платы и снижением ценовой конкуренции. В таких условиях страна не способна конкурировать ни с развитыми экономиками с высокой квалификацией и инновациями, ни с экономиками с низким доходом, низким уровнем заработной платы и дешевым производством товаров.

Казахстан попал в эту ловушку в период 2011-2014 годов, когда уровень ВВП на душу населения остановился в диапазоне $8-14 тысяч (по номиналу) и перестал устойчиво расти. Так, только по итогам 2016 года, после девальвации в августе 2015-го, подушевой ВВП Казахстана сократился вдвое (до $7,1 тысяч), при том, что экономический рост замедлился почти в два раза четырьмя годами ранее.

Деловой портал «Курсив» разбирается, что нужно делать, чтобы выбраться из этой ситуации и какую роль в этом процессе играет Банк развития Казахстана (дочерняя структура Холдинга «Байтерек»).

ЧТО ДЕЛАТЬ

В набор инструментов по преодолению «ловушки среднего дохода» помимо прочих входит поиск новых драйверов развития и диверсификация экономики с созданием экспортоориентированных производств.

Диверсификация национальной экономики на практике большинства развивающихся стран – это, с одной стороны, совершенствование регуляторных механизмов и формирование предсказуемой регуляторной среды через законодательство и правоприменительные практики, а с другой – прямое государственное участие через повышение доступа к финансированию для частных проектов в приоритетных секторах. Для Казахстана такие сектора – это не столько высокотехнологичные микроэлектроника и ВИЭ, сколько отрасли, обеспечивающие второй и третий переделы сырья – металлургия, химия и нефтегазохимия, пищевая промышленность.

В мае 2021 года исполняется 20 лет с тех пор, как задачи диверсификации экономики решает Банк развития Казахстана (БРК).

БРК. НАЧАЛО

Закон о «О Банке Развития Казахстана» вышел 25 апреля 2001 года, но активным игроком финансового сектора республики банк стал после запуска Стратегии индустриально-инновационного развития на 2003-2015 годы.

Хотя БРК в документе не упоминается, на новый институт развития, входящий в государственный Фонд устойчивого развития «Казына», возлагалась задача поддержки корпоративных лидеров – крупных индустриальных проектов, обеспечивающих рост производительности и объемов экспорта в приоритетных секторах. К таковым правительство РК традиционно относило обрабатывающую промышленность и инфраструктуру (включая телекоммуникации и связь).

В обновленной программе индустриализации (ГПФИИР на 2010-2014 годы) БРК отводилась роль инвестора, в рамках которой в приоритетные сектора экономики направлены средства в сумме 685 млрд тенге. Программа следующей пятилетки индустриализации (ГПИИР на 2015-2019 годы) фиксировала роль банка как кредитора «крупных проектов с высоким экспортным потенциалом, а также экспортных операций товаров высокого передела» с объемом финансирования 356 млрд тенге.

За последние 20 лет несколько раз менялись акценты индустриальной политики государства, но центральная роль БРК в поддержке крупных проектов в несырьевом секторе оставалась неизменной. В очередной программе индустриализации (ГПИИР на 2020-2025 годы) БРК отведена функция финансового института, обеспечивающего долгосрочное льготное финансирование «путем микширования бюджетных и коммерческих средств со сроком до 20 лет, с собственным участием предприятия не менее 20% от суммы проекта».

Уровень экспорта не случайно стал приниматься во внимание менеджментом БРК при определении эффективности проектов. Так как данный индикатор зафиксирован в программах индустриализации Казахстана.

БРК И ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Банк развития Казахстана в последние 20 лет поддерживал проекты в несырьевых секторах экономики по четырем каналам:

кредитование инвестиционных проектов;
финансирование экспортных операций;
кредитование банков второго уровня под реализацию госпрограмм (например, программы автокредитования);
предоставление финансового лизинга (через дочернюю структуру «БРК-Лизинг», ныне – Фонд развития промышленности).

С момента создания Банка Развития Казахстана одобрено и профинансировано 149 инвестпроектов общей стоимостью 9,8 трлн тенге, участие БРК – 4,7 трлн тенге, а также 106 экспортных операций стоимостью 0,8 трлн тенге, участие Банка – 0,52 трлн тенге. Общий объем профинансированных проектов и инвестиционных программ с начала деятельности составил 3 669,6 млрд тенге.

Кроме того, при финансовой поддержке института развития, осуществлен запуск производственных мощностей 121 инвестиционных проектов общей стоимостью 7,2 трлн тенге, участие БРК – 3,2 трлн тенге. На введенных в эксплуатацию предприятиях создано порядка 30,2 тысяч постоянных рабочих мест.

Об активности БРК в сфере кредитования свидетельствует и тот факт, что объем прямых займов клиентам банка устойчиво превышает портфель БВУ обрабатывающей промышленности – главному сектору с точки зрения целей БРК.

Ситуация отражает искажения в экономике РК. Напомним, БРК – банк, финансирующий крупные несырьевые проекты. Проблема в том, что казахстанские банки второго уровня зачастую не могут позволить себе аккумулировать достаточные для реализации крупных и долгосрочных промышленных проектов средства.

Кредитный портфель БРК в сравнении с долгосрочной задолженности предприятий несырьевых отраслей экономики перед БВУ, млрд тенге

Источник: БРК

По итогам 2020 года объем ссудного портфеля Банка Развития в рамках прямого кредитования составил 1 845,9 млрд тенге или 103,3% в сопоставлении с общим объемом фактической задолженности по кредитам БВУ, направленным на долгосрочное кредитование несырьевых отраслей экономики, согласно данным НБ РК.

В свою очередь, также отмечается высокая доля БРК в долгосрочном кредитовании предприятий обрабатывающей промышленности – 1 363,5 млрд тенге или 156,0% в сопоставлении с объемом долгосрочной задолженности предприятий обрабатывающей отрасли перед БВУ.

Вторая проблема – стоимость этих средств. Фондируемый из бюджета и привлекающий деньги с рынка и от международных фининститутов, БРК может обеспечить более низкие конечные ставки для заемщика. По итогам 2020 года на каждый 1 тенге из государственных средств Банком Развития привлечено 3,35 тенге рыночного заимствования

Ресурсы и профиль БРК, а также длительный путь проб и ошибок, позволили институту развития сосредоточить уникальные по меркам РК компетенции в сфере реализации несырьевых проектов на национальном уровне.

В итоге к концу 2020 года суммарный объем активов БРК, связанных с поддержкой несырьевой экономики РК составил 1,97 трлн тенге, или около 2,8% к ВВП. Средние темпы роста кредитного портфеля БРК в последние 10 лет – 21,8% (CAGR).

Структура поддержанных проектов отражает задачи БРК как главного финансового института индустриализации: около 64% совокупного объема кредитов было предоставлено отраслями обрабатывающей промышленности, среди которых металлургия, химическая промышленность, нефтепереработка, машиностроение, пищевая промышленность, производство стройматериалов.

Источник: БРК по данным на 01.04.2021 г.

Влияние БРК на обрабатывающую промышленность в последние 10 лет существенно выросло. При участии банка реализованы все ключевые крупные проекты казахстанской индустриализации: строительство Казахстанского электролизного завода (стоимость проекта – $1,0 млрд, доля БРК в финансировании – 39%), Актюбинский рельсобалочный завод (стоимость – $284 млн; доля БРК (взвешенная в тенге) – 75%), завод по производству ферросилиция YDD Corporation (стоимость – 37 млрд тенге; доля БРК – 66%), завод по производству автомобилей марки Hyundai (стоимость – 32 млрд тенге; доля БРК – 53%), комплекс по производству железнодорожных колес ТОО «Проммашкомплект» (стоимость – 54 млрд тенге; доля БРК — 67%), комплекс по производству ароматических углеводородов на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе (стоимость – 1,13 млрд долларов США; доля БРК – 94,1%) и комплекс глубокой переработки нефти на на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе (стоимость – 2,1 млрд долларов США; доля БРК – 22%), модернизация и реконструкция Шымкентского нефтеперерабатывающего завода (стоимость – 1,9 млрд долларов США; доля БРК – 49%), модернизация Павлодарского нефтехимического завода (стоимость – 235,7 млрд тенге; доля БРК – 29,4%).

Банк организовал уникальные сделки, – отмечает председатель правления БРК Абай Саркулов. – Это проекты KAZ Minerals, ТНК «Казхром», Казахстанский электролизный завод, Жайремский ГОК, QazCarbon, завод по выпуску ферросилиция YDD Corporation-этот проект, ориентированный на мировой рынок, обладает высокой конкурентоспособностью за счет относительно низких капитальных и операционных затрат.

Результатом реализации этих проектов стал в том числе рост экспорта первичного алюминия на 28%, феррохрома – на 11,2%, ферросилиция – в 25 раз, (2020 к 2010).

В нефтегазохимии БРК профинансировал модернизацию Атырауского, Павлодарского и Шымкентского нефтеперерабатывающих заводов, НПЗ «Конденсат» и строительство завода по производству мети-трет-бутилового эфира ТОО «Шымкентская химическая компания». Общая стоимость всех реализованных при участии БРК проектов на данных предприятиях составила 2,5 трлн тенге (взвешенная в тенге), доля участия БРК – 43%.

Мы предоставили нашим трем нефтеперерабатывающим заводам финансирование, на сегодняшний день полностью завершили их модернизацию, в результате чего была решена проблема дефицита на внутреннем рынке, потребности населения и бизнеса полностью обеспечены казахстанским высокооктановым бензином, появилась возможность экспортировать топливо, – подытожил Абай Саркулов.

В периметр поддержки БРК входят и крупные проекты в АПК. «Правительство РК ставит задачу по удовлетворению внутренних потребностей по социально значимым продуктам, и мясо птицы тоже входит в эту корзину. Мы поставили цель – закрыть этот дефицит. Мощности запущенной в производство двух очередей Макинской птицефабрики (стоимость проекта – 48 млрд тенге, доля БРК – 57%) покроют потребление на рынке на 22%, и мы ожидаем, что в 2022 году приступим к очередному подобным проектам, в том числе и в южных регионах Казахстана», – объясняет председатель правления БРК. Всю свою историю БРК активно участвовал в гринфилдах – строительстве с нуля: в структуре поддержанных проектов по совокупной стоимости финансирования, около 29% кредитов БРК было направлено на строительство новых greenfield-проектов, 67% – на модернизацию производств и 4% – на пополнение оборотных средств.

В нефтегазохимии БРК профинансировал модернизацию Атырауского, Павлодарского и Шымкентского нефтеперерабатывающих заводов, НПЗ «Конденсат» и строительство завода по производству мети-трет-бутилового эфира ТОО «Шымкентская химическая компания». Общая стоимость всех реализованных при участии БРК проектов на данных предприятиях составила 2,5 трлн тенге (взвешенная в тенге), доля участия БРК – 43%.

Мы предоставили нашим трем нефтеперерабатывающим заводам финансирование, на сегодняшний день полностью завершили их модернизацию, в результате чего была решена проблема дефицита на внутреннем рынке, потребности населения и бизнеса полностью обеспечены казахстанским высокооктановым бензином, появилась возможность экспортировать топливо, – подытожил Абай Саркулов.

В периметр поддержки БРК входят и крупные проекты в АПК. «Правительство РК ставит задачу по удовлетворению внутренних потребностей по социально значимым продуктам, и мясо птицы тоже входит в эту корзину. Мы поставили цель – закрыть этот дефицит. Мощности запущенной в производство двух очередей Макинской птицефабрики (стоимость проекта – 48 млрд тенге, доля БРК – 57%) покроют потребление на рынке на 22%, и мы ожидаем, что в 2022 году приступим к очередному подобным проектам, в том числе и в южных регионах Казахстана», – объясняет председатель правления БРК. Всю свою историю БРК активно участвовал в гринфилдах – строительстве с нуля: в структуре поддержанных проектов по совокупной стоимости финансирования, около 29% кредитов БРК было направлено на строительство новых greenfield-проектов, 67% – на модернизацию производств и 4% – на пополнение оборотных средств.

Источник: БРК по данным на 01.04.2021 г.

Сфокусированность на экспортоориентированных производствах не мешала БРК финансировать проекты, ориентированные на внутренний рынок. Так, по итогам 2020 года в Казахстане на проектных мощностях, поддержанных БРК произведено и реализовано продукции на сумму 3,3 трлн тенге (или 4,7% к ВВП), стимулирован экспорт продукции за рубеж на 2 трлн тенге (или 2,8% к ВВП).

Источник: БРК, по действующим проектам, находившимся на обслуживании в 2020 г.

Формально, к числу экспортоориентированных проектов можно отнести и кредиты аэропортам и туристическим проектам: въездной туризм – это экспорт услуг, а аэропорты, гостиницы и туробъекты – элементы туристической инфраструктуры, определяющие ее качество.

БЛИЖЕ К РЫНКУ

Будущее БРК зависит от государственной политики индустриализации. По действующей до 2023 года стратегии банка он должен увеличить инвестиции в создание обрабатывающих производств и промышленной инфраструктуры (до 4,4 трлн тенге за 10-летний период), сохранить высокое качество портфеля, обеспечить высокую долю негосударственных источников заимствования и высокую долю частных компаний в структуре заемщиков.

Значительное большинство займов БРК выдавал частным компаниям, работающим на открытом рынке. Наступает период более активного взаимодействия с частным сектором – предприятиями и банками второго уровня. При этом растущая активность БРК не должна привести к рыночным искажениям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *